On-line: гостей 0. Всего: 0 [подробнее..]
Любовь измеряется мерой прощения, привязанность-болью прощания...
Григорий Антипенко forever

Жизненное кредо: "Мне интересно всё, что касается моей профессии.
Главное, чтобы было поле для битвы."

ГОЛОСУЕМ ЗА ГРИГОРИЯ РУСКИНО КИНО-ТЕАТР КИНОАКТЕР VOTEACTORS RUSACTORS

АвторСообщение
администратор




Сообщение: 13933
Зарегистрирован: 12.09.10
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.03.15 08:26. Заголовок: Театр. Сегодня и вчера. (продолжение-12)

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 8 [только новые]


администратор




Сообщение: 25121
Зарегистрирован: 12.09.10
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.09.19 15:38. Заголовок: http://www.teatral-o..


http://www.teatral-online.ru/news/25259/?fbclid=IwAR13yzp8ffWE19EfovpyJgi6g9OiVYwFjPgjxtyzr-k2LDMvru6n2XtFuYQ
Римас Туминас: «Спасти нас никто не может. Только сами...»
Худрук Театра Вахтангова осудил насилие и призвал к любви
Гастроли 20 Сентября 2019 14:12
Валерий Яков, Париж | Фото автора


Фото: Анатолий Морковкин

Приезд прославленного российского коллектива вызвал заметный ажиотаж и в кругах французских театралов, и у местной прессы. Поэтому на пресс-конференцию, предваряющую начало гастролей, собралось множество журналистов, и вопросы они задавали не только о привезенных спектаклях. А Римас Туминас и без того говорил не только о гастролях. Отдельное внимание он уделил ситуации с Павлом Устиновым. Но тема взаимоотношений театра с публикой и художника с вечностью все же оставалась главной...

– Этим летом мы все в театре испытывали теплое чувство ожидаемой радости от предстоящей встречи со зрителем. Радости ожидания подарка. Ожидания, что не мы вам, зрителям, а вы преподнесете нам нежный, светлый, драгоценный подарок, в котором скрыт, упакован ваш отклик на наше творение, на наш спектакль, на наши сомнения и переживания. И если этот душевный отклик будет нам подарен, то для театра это будет самым главным. Поэтому я не буду говорить, что мы, как дикари, пришли в восторг от одного только приезда в Париж, нет, это не так. Мы здесь бывали, мы здесь еще будем, потому что летаем по миру и хотим нести людям радость. Но здесь нам тоже важен отклик вашей души.



Мы привезли сюда безнадежную веселость и радость. Мы поняли, что театр ничего не значит и ничего не может изменить. И тогда начали смеяться. Стали безнадежно радостными. И эта ирония, этот юмор, наверное, спасает нас самих, потому что спасти нас никто не может. Только сами. Спастись от грубости, от невежества, от хамства и беззакония. И от несправедливости, которая творится.

Я хочу выразить от имени всего нашего театра протест и возмущение по поводу дела Павла Устинова и высказать это не потому, что он наш собрат и коллега по профессии. Просто степень несправедливости в этом деле запредельно высокая, она уже смешана с бесправием. Человек просто стоял на площади, разговаривал по телефону, и на него напали сотрудники полиции, избили его. Может, конечно, и не случайно напали, может кто-то навел, кто-то спровоцировал или дал команду. Может, даже по ошибке напали... Но как мог ошибиться судья в процессе, дав невинному человеку три с половиной года? Судью после этого надо судить и сажать. Потому что подобные решения, а они у нас случаются нередко, самым серьезным образом компрометируют и власть, и страну. Это недопустимо, стыдно и позорно. Думаю, что ситуация скоро разрешится, парень вернется к работе, и все будет хорошо. Но не отметить этого сегодня мы не можем. И, веселясь безнадежной веселостью, мы не забываем горечи тех моментов, которые случаются и в нашей жизни, и повсюду в мире.

Мы пытаемся гармонизировать мир, строить, верить в красоту и в вечность. И если зритель почувствует это, откликнется, станет соучастником процесса и подумает вдруг, что он любим, что он нужен, значит, наши усилия не напрасны. Многие ведь, особенно женщины, приходят в театр несчастными. Чем-то в жизни обделенными – то ли их кто-то разлюбил, то ли муж ушел, то ли печали добавилось... Большинство зрителей театра, как правило, женщины. Они ищут у нас очага счастья, ищут тепла, ответа на вопрос – есть ли в жизни радость? И мы стараемся ответить. В такие минуты человек в нашем зале вдруг чувствует, что он бессмертен, что он нам нужен, любим нами. Любим всеми. Подарить человеку такое чувство любви, дать ему возможность почувствовать себя нужным – в этом самая важная миссия и цель театра.

Работая над «Евгением Онегиным», мы для себя особо выделили слова Пушкина о том, что пошлость, невежество, грубость – всегда примыкают к современности. Пошлость боится прошлого. Туда она не идет. Она идет к нам, современникам. Она говорит: я пошлость, я помогу тебе, я раскрою тебя, я сделаю тебя знаменитым. Ты раздевайся на сцене, ругай весь мир, будь циничным и грубым, и я тебя прославлю. Она подстрекает неокрепшие души, потому что знает: смотреть пошлость любят. Как любят смотреть насилие, смотреть, как унижают и даже убивают человека. Пошлость действует на инстинкты, уничтожая душу, и наш театр всеми силами старается этого не допустить. Хотя мы, конечно, знаем, что пошлость, невежество и грубость не только ломятся в дверь, но и стараются пролезть в любую щель.

Все, что мы делаем на сцене, – это спектакль для души. Мы никогда не приспосабливаемся ни к какой стране или к городу, мы не берем во внимание, что мы в Париже, Лондоне или Шанхае, не изучаем аудиторию, не пытаемся понять китайцев, которых никогда не поймем, не стараемся учитывать, что сегодня в зале американцы, которые изучают русский язык, или немцы... Если бы мы приспосабливались, это унизило бы нас как профессионалов, это было бы предательством по отношению к тому, что мы делаем. Поэтому мы всегда и везде играем так же, как у себя дома. Ну, может быть, стараемся играть еще лучше, но – как дома.

Конечно, мы видим и знаем, что в разных странах реакция зала разная: где-то активнее откликаются на одни слова или мысли, где-то на другие. Но это нас не удивляет, это, скорее, обогащает и радует, потому что мы видим отклик. А значит, мы верно существуем и верно живем, и наш спектакль нужен.

Мы работаем интенсивно, открыто, честно. Мы все время ищем человека. Мы не думаем о политике или мировой боли, мы сосредоточены на судьбе человека. Над нашей сценой парит история, история человека, о котором мы стараемся рассказать. Эта история парит и над нами, и над вами, и нет ничего более ценного и важного в нашей профессии, театре и в жизни, чем судьба человека.

Время сегодня дурное, и в театрах многие стараются не выразить автора, а показать себя. Любым способом – но себя. А это тоже пошлость. Мы ее не принимаем, мы страдаем от нее, мы с ней боремся, потому что ранимы. И потому что любим жизнь. Как говорил Толстой, театр – это искусство влюбить в жизнь, пробудить душу. И дать дорогу любви.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
администратор




Сообщение: 25122
Зарегистрирован: 12.09.10
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.09.19 15:50. Заголовок: https://www.facebook..


https://www.facebook.com/groups/253448551364291/
https://www.facebook.com/guskov.aleksei
Алексей Гуськов
21 сентября в 12:24 2019

Следующая работа театра «Война и мир»...
Театр Мариньи на 850 мест нашему мастеру маловат. Поэтому присматриваемся к площадкам в Париже, по ходу играя с аншлагами «Онегина».
В числе возможных площадок, соизмеримых с масштабами замыслов Римаса Туминаса рассматриваем Марсово Поле и ипподром Longchamp. 😊 Директор Кирилл Крок уже начал работать.



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
администратор




Сообщение: 25138
Зарегистрирован: 12.09.10
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.10.19 08:49. Заголовок: https://www.mk.ru/cu..


https://www.mk.ru/culture/2019/10/05/vakhtangovcy-vzyali-parizh.html?fbclid=IwAR1KrdN3DT0snM1KUIHEPv35_14RYzrj6tJa9sLxmT0dg2JMhdC0sRW3Jso
5.10.2019
Вахтанговцы взяли Париж
Кирилл Крок:"Сарафанное радио работает эффективнее маркетинговых ходов"

Театр им. Вахтангова после гастролей в Париже вернулся победителем: все 12 спектаклей, сыгранных легендарным российским театром во французской столице, прошли на аншлагах. Как говорят у нас: "На люстрах висели".
- Если на два первых "Онегина" ещё оставалось несколько мест на балконах, то после второго в кассе театра не было уже ни-че-го! - рассказывает "МК" директор Вахтанговского Кирилл Крок. - Я реально не смог посадить своих знакомых на "Дядю Ваню", а приставные стулья для своих, как у нас, тут не практикуют, запрещено. Директор "Мариньи" Жан Люк Шоплен сказал мне, что таких аншлагов иностранной труппы он не помнит.

Директор "Мариньи" признался, что рисковал, соглашаясь на столь длительные гастроли русского театра в Париже. Его административная команда прогнозировала в лучшем случае такие продажи 450-500 за вечер при наличии в "Мариньи" 900 мест. Однако, прогнозы не оправдались - вахтанговцы взяли в плен сердца парижан, а те, надо сказать, особо и не сопротивлялись. Два спектакля Римаса Туминаса - "Евгений Онегин" и "Дядя Ваня", артисты на главных, второстепенных и даже в мимансе - покорили профессионалов, театралов и любителей. Один танцкласс в "Онегине" чего стоит"!
Небывалый случай в гастрольной практике в том числе и Вахтанговского: вторую часть рекламной компании в Париже пришлось отменить - рекламировать было нечего: просто- напросто билетов не осталось.

- Кирилл, вы опытный менеджер. Что сработало на столь успешные продажи: грамотный маркетинг, рекламная политика, пусть только её первая часть?
- Для меня, как ни странно прозвучит, прежде всего - это сарафанное радио. Именно оно родимое работает эффективнее разных маркетинговых ходов, телевидения. А что такое сарафанное радио? Это доверие живому отзыву - друзей, знакомых, друзей друзей и так далее. Вот вам и оценка качества спектаклей. После этих гастролей мы уже получили приглашение от Жан Люка Шоплена вернуться - уже в феврале мы три раза сыграем на сцене "Мариньи" спектакль "Наш класс", где занята только молодёжь.

По словам Кирилла Крока, уже обсуждаются планы сотрудничества с театром "Мариньи" на 21-й год, когда будет отмечаться 100-летие Вахтанговского. Жан Люк Шоплен хочет представить в Париже новую продукцию ведущей российской труппы.

Марина Райкина

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
администратор




Сообщение: 25139
Зарегистрирован: 12.09.10
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.10.19 09:03. Заголовок: https://vk.com/vakht..


https://vk.com/vakhtangov_theatre
Театр имени Евгения Вахтангова
2 окт в 19:00 2019

Читайте в свежем номере газеты «Вахтанговец»: премьеры, юбилейные даты и многое другое.

ОКТЯБРЬ 2019:
3, 18 окт. - «Платонов. Рассказы» по А. Платонову
6, 19 окт. - «Сказка о попе и о работнике его Балде» по А. С. Пушкину
10, 27 окт. - «Две женщины» по И. С. Тургеневу
20 окт. - «Преступление и наказание» по Ф. М. Достоевскому

http://www.vakhtangov.ru/mediabox/newspaper

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
администратор




Сообщение: 25140
Зарегистрирован: 12.09.10
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.10.19 09:14. Заголовок: https://vk.com/vakht..


https://vk.com/vakhtangov_theatre
Театр имени Евгения Вахтангова
23 сен в 12:30 2019

Исторические даты.
- 55 лет назад, 5 сентября 1964 г. состоялась премьера спектакля "Миллионерша" по Б. Шоу в постановке Александры Ремизовой. Сохранилась телеверсия спектакля: https://www.culture.ru/movies/1873/millionersha
- 50 лет назад, 20 сентября 1969 г. - премьера спектакля "Мещанин во дворянстве" по Ж.-Б. Мольеру в постановке Владимира Шлезингера. Телеверсия:
https://www.culture.ru/movies/1925/meshanin-vo-dvoryanstve



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
администратор




Сообщение: 25141
Зарегистрирован: 12.09.10
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.10.19 09:23. Заголовок: https://www.facebook..


https://www.facebook.com/people/Kirill-Krok/100004878762403
Медиа-проект ARTИСТ
4 октября в 18:13 2019

Восемь "впервые" и десять "всегда" (Парижский вояж театра Вахтангова - глазами очевидца)

ВПЕРВЫЕ
1. Театр им. Вахтангова приехал на гастроли в Париж на две недели
2. Спектакли "Евгений Онегин" и "Дядя Ваня" сыграны по 6 раз каждый в центре Парижа в театре Мариньи на Елисейских полях
3. Театр Мариньи после длительного ремонта открыл международное сотрудничество именно российским проектом Театра им. Вахтангова
4. Общее число посмотревших спектакли зрителей приблизилось к 11 000 человек, так как все билеты на все спектакли были проданы. 12 аншлагов!
5. Эти гастроли - собственный проект театра им. Вахтангова, реализованный практически без государственной поддержки. Проверка театра на состоятельность и самостоятельность
6. Людмила Максакова, занятая в обоих спектаклях, отметила свой день рождения во время гастролей театра в Париже
7. Ни проливные дожди, ни акция "желтые жилеты" никак не повлияли на приход зрителей, хотя метро в день "желтых волнений" было закрыто и добраться до театра можно было лишь на такси или пешком))::
8. Римас Туминас в интервью медиа-проекту АRTИСТ рассказал, о том, как он видит свою жизнь режиссера после 100 -летнего юбилея театра в 2021 году

ВСЕГДА
1. Директор театра Кирилл Крок предсказуемо выиграл спор у директора театра Мариньи Жана-Люка Шоплена. Француз был уверен, что за одну ночь разобрать декорации "Онегина" и поставить "Дяди Вани" - невозможно. Но нашим монтировщикам и не такие задачи по плечу))::\
2. Взыскательная французская публика видела не одну интерпретацию "Дяди Вани", но вахтанговская постановка по признанию многих стала - лучшей.
3. Римас Туминас каждый день менял красивые рубашки, шарфы, пиджаки и ежевечерне выходил после триуфальных криков "Браво" к зрителям
4. Московские поклонники, "сыры" театра им. Вахтангова также приехали в Париж, чтобы не расставаться с любимым театром
5. Вся труппа играла небесам, чтобы зритель во время спектакля чувствовал себя бессмертным, чтобы театр объединял и рождал чувство твоей собственной ценности и нужности в этом мире
6. Зрители съехались в Париж со всех городов Франции. Судя по комментариям в facebook, были из Ниццы, Гренобля, Марселя, Тулузы и других городов
7. Главное в театре Туминаса - не режиссер, не актеры. Зрители! Про французскую публику Римас говорит: "Это не мы им подарок привезли, а они нам сделали тем, что пришли, заинтересовались русской культурой"
8. После каждого спектакля любой зритель мог пойти на служебный вход, сказать слова благодарности артистам, обнять Римаса. Все наши были открытыми и доступными.
9. Париж - прекрасная, важная, но очередная страница в биографии театра. "Евгений Онегин" прибыл в Париж после гастролей в Баку, а афиши "Дяди Вани" уже висят в Германии.
10. Театр вновь показал, что такое "народная дипломатия" и что для настоящего искусства границ нет!

Марина Меркулова
www.artistchannel.ru
Фото - медиа-проект АRTИСТ



Медиа-проект ARTИСТ
4 октября 2019



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
администратор




Сообщение: 25149
Зарегистрирован: 12.09.10
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.10.19 07:23. Заголовок: https://www.facebook..


https://www.facebook.com/people/Kirill-Krok/100004878762403
http://www.teatral-online.ru/news/25374/?fbclid=IwAR3x3Q2pUDMHVBf0wrxc1_pvQBQfbSkSnYBV5Pu3LIRlUGUNdLvr7XS1nTw
«Вы открыли нам новую эру!»
В Париже завершились триумфальные гастроли Театра Вахтангова
Гастроли 8 Октября 2019 00:21 Валерий Яков, Париж
Фото автора



Двенадцать вечеров подряд в самом центре французской столицы на сцене театра «Мариньи», расположенного на Елисейских полях, вахтанговцы играли «Евгения Онегина» и «Дядю Ваню». Почти десять тысяч зрителей побывали за это время на топовых спектаклях Римаса Туминаса, принимая их чрезвычайно эмоционально и восторженно.

Во французской прессе и блогосфере вышло множество публикаций с самыми лестными оценками в адрес российских актеров. И даже после того, как вахтанговцы покинули Париж, французские театралы продолжали обсуждать это событие, уже ставшее яркой страницей мировой театральной истории.

Театру Вахтангова не привыкать к успеху в самых разных столицах мира, если учитывать количество зарубежных гастролей последних лет и неизменные восторженные приемы. Тем не менее поездка в Париж занимала особое место в этом ряду, став определенным вызовом не только творческому составу труппы, но и дирекции театра. Впервые столь масштабные гастроли готовились не крупными продюсерскими компаниями, не оргкомитетами международных фестивалей и не серьезными государственными структурами – всю организацию поездки взял на себя сам театр.

Два года переговоров, планирования, оформления многочисленных документов, поиска спонсоров, проведения рекламно-информационной кампании и, главное, финансирования этого дорогостоящего проекта – все легло на плечи вахтанговской дирекции. Попытки достучаться до высоких культурных и не очень культурных руководящих кабинетов с просьбой о поддержке встречали лишь вежливое понимание.

Успешному театру желали дальнейшего процветания и новых творческих побед. Примерно так же реагировали в различных фондах и финансово-коммерческих структурах. И даже Год театра вахтанговцам не помог. В результате пришлось рассчитывать лишь на свои силы. И на помощь продюсеров Елены Герасевой и Антона Лошака – давних соратников и друзей.
Вахтанговцы тщательно подошли к подбору площадки для гастролей, выбрав один из старейших и популярных театров Парижа, который с 1835 года расположен в самом центре города на Елисейских полях. В театре «Мариньи» как раз завершался долгий пятилетний капитальный ремонт, но Кирилл Крок и Римас Туминас решили дождаться открытия этого прославленного здания и привезти свои спектакли именно сюда – в исторический центр и в исторический театр. Директор «Мариньи» Жан-Люк Шоплен, человек чрезвычайно известный в театральной Франции, тоже пошел на определенный риск, став партнером вахтанговского проекта и решившись отдать свою главную сцену на 12 вечеров двум драматическим спектаклям из России.

Уж кто-кто, а Жан-Люк прекрасно знал, что пушкинский роман «Евгений Онегин» вряд ли сегодня можно назвать широко известным и популярным произведением во Франции. Чего не скажешь о чеховском «Дяде Ване», которого здесь, наоборот, хорошо знают и много лет играют во многих французских театрах, включая и самые популярные. Поэтому, с одной стороны, нужно было шесть вечеров подряд собирать публику на не очень известного «Евгения Онегина», идущего на русском языке с субтитрами, а с другой – еще шесть вечеров заполнять зал на «Дядю Ваню», которого в разных вариациях местные театралы видели уже многократно. Единственное, что могло вдохновить господина Шоплена, – так это прежний успех спектакля «Евгений Онегин», с которым вахтанговцы несколько лет назад приезжали во Францию и были отлично приняты. Но таких масштабных гастролей, как в этот раз, проводить еще не приходилось…

Уже накануне приезда Театра Вахтангова в Париж стало понятно – риск себя оправдал. Почти все билеты на все вечера показов были проданы. Ажиотаж подогревала и местная пресса, активно обсуждающая приезд российских актеров в разгар санкционных войн и политических заморозков. Добавляла вопросов и ситуация с «желтыми жилетами», из-за которых центр Парижа по выходным лихорадит, а парк вокруг театра «Мариньи», примыкающий к президентской резиденции, и вовсе перекрывается полицией…

Тем не менее к открытию гастролей и первому показу «Евгения Онегина» последние билеты из касс театра были сметены, а вечером у парадного фойе появились парижане с рукописными табличками «Буду благодарен за лишний билет».

Казалось, весь театральный Париж в этот вечер съехался в «Мариньи», чтобы увидеть творение Туминаса, вдохновленного Пушкиным. А Туминас в это время за кулисами общался с актерами, давал советы, шутил и подбадривал… Он старался не показывать своего волнения, хотя заметно волновался, так же, как и все – от гримеров и костюмеров до актеров и дирекции. Но когда раздался третий звонок, вся труппа собралась в круг и, взявшись на сцене за руки, сплотилась в едином настрое на успех. Или на магию Туминаса…

Уже вскоре эта магия увлекла собою зал, который, затаив дыхание и почти забыв о титрах, не отрывал глаз от сцены. С первых минут действия и до финального занавеса зрители были словно заворожены. И даже когда занавес опустился, зал какое-то мгновение все еще не мог выйти из оцепенения. А затем – шквал оваций… И крики «браво!»… И цветы… И слезы на глазах…

Так продолжалось каждый вечер. И с каждым вечером число желающих попасть в переполненный зал на спектакль лишь увеличивалось. Обращались к Шоплену, к Кроку, к Туминасу и продюсерам… Лишний билетик на вахтанговцев стал в эти дни самым ценным подарком. Ведущие газеты Парижа не скупились на комплименты. Но все это не расслабляло вахтанговцев.

Каждый вечер Туминас собирал труппу на сцене, проводил очередную репетицию, делал замечания, что-то советовал, о чем-то, казалось бы, отстраненном, фантазировал, на какую-то незримую волну настраивал… А после третьего звонка все снова собирались в круг, брались за руки – и магия начиналась.

В день последнего показа «Евгения Онегина» ушел из жизни экс-президент Франции Жак Ширак. Это печальное событие не осталось незамеченным за кулисами театра. Но тут говорили не о политике Ширака, тут вспоминали о его любви к русской культуре, к языку, о его переводе на французский «Евгения Онегина». В этот вечер великий пушкинский роман прозвучал на какой-то особой высоте, объединив пронзительной нотой российский театр и французский зал. Пушкин, Онегин, Вахтангов, Ширак… Мы все в этот вечер словно стояли перед вечностью, не знающей границ и презирающей условности. Мы были людьми одной мировой культуры, одного душевного подъема, одной вселенной.

После спектакля за кулисы поднялся из зала посол России во Франции Алексей Мешков. Он вручил шикарный букет Людмиле Максаковой, которой в этот день исполнилось 79, и поблагодарил вахтанговцев за потрясающую игру.

«Вы делаете великое дело, которое сейчас трудно осмыслить и переоценить, – говорил он, обращаясь к актерам и к Римасу Туминасу. – Сегодня в этом зале были не просто французы и русские, в зале были люди единой мировой культуры, чувствующие друг друга, понимающие и принимающие. Вы своим талантом объединяете нации и души. Это и есть пример настоящей народной культурной дипломатии в высшем смысле этого слова. И Римас Владимирович – лучший народный дипломат».

Проводы «Евгения Онегина» были недолгими. Обошлось без традиционного общего фото на память. За оставшиеся ночные часы сотрудники художественно-постановочной части Театра Вахтангова должны были разобрать декорации, перенести их через парк под проливным дождем в стоящие за парком фуры. А из фур перенести на сцену декорации «Дяди Вани» и к полудню их смонтировать, чтобы Туминас успел провести репетицию, а вечером открыть спектакль. Промокли до нитки, работали всю ночь, поразив французов, не верящих, что в таком тесном театре, практически лишенном свободного закулисного пространства, можно так оперативно убрать один масштабный спектакль и подготовить другой.

Но уже вечером у центрального входа стреляли лишний билетик, зал был переполнен, и «Дядю Ваню» французы, избалованные Чеховым, приняли как самого родного после долгой разлуки. Зал, балконы и ложи аплодировали стоя, актеров осыпали цветами, над Елисейскими полями неслось «Браво!» Здесь снова не было просто французов, русских, немцев, шведов, заходивших в этот вечер в зал. Здесь к финалу спектакля были люди единого душевного порыва, восторга и настроя, люди, объединенные великой культурой, не знающей границ. И великим талантом российских актеров с их мировым режиссером.

Перед спектаклем я пообщался с Жан-Люком, который с волнением ожидал «Дядю Ваню» и рассказывал, как хорошо известна и популярна эта пьеса во Франции. «Боюсь, что трудно будет добиться такого же успеха, как с «Евгением Онегиным», – говорил мне директор…

Сразу же после спектакля он пришел к служебному входу вместе со своей супругой, чтобы выразить Туминасу свое восхищение. Множество зрителей собралось здесь же, чтобы взять у актеров автографы, сделать селфи, выразить свои эмоции. Туминаса снова, как на сцене, встретили криками «Браво!» Смущенно улыбаясь, Римас отошел в сторону к ожидавшему его Жан-Люку.

«Римас, это было фантастически! – воскликнул директор театра «Мариньи», взяв Туминаса за руку. – Ты совершил какое-то чудо, это совершенно нереальный спектакль. Как они играют! Как это гениально сделано! Ты гений, Римас! Я просто счастлив, что мы показали эти шедевры в нашем театре и нашей публике. И жалею только об одном, что мы с вами не начали сотрудничать раньше. И что привезли только два ваших спектакля. Но ведь это только начало, Римас. Вы открыли нам новую эру!»

В Москву Театр Вахтангова вернулся незамеченным триумфатором. Как, впрочем, и после прежних поездок из мирового турне. Столицы ведущих стран мира не скрывали своих восторгов, зарубежная пресса не жалела слов восхищения талантом российских актеров, зрители в разных концах планеты аплодировали вахтанговцам стоя… И только официальная Москва не замечала и не замечает этих творческих и культурно-дипломатических побед. Как почти не замечают их и центральные телеканалы, увлеченные пропагандистской истерией. Но может и хорошо, что в своем формате не замечают. Они ведь действительно из разных эр и эпох – те, кто истерит, и те, кто согревает души.

МОНОЛОГИ В АНТРАКТЕ

Кирилл КРОК, директор Театра Вахтангова:
– Для нас это первый жизненный опыт, когда театр сам выступает организатором столь масштабных гастролей. И мы на это пошли совершенно осознанно, потому что понимаем, как сложно пробиться на европейский . рынок. Привезти один-два хороших спектакля на пару показов – в этом особых проблем нет. И уж тем более на фестиваль, где, как правило, есть хорошие бюджеты. А мы себе поставили цель приехать на две с половиной недели, с двумя большими спектаклями и выступить в центральном театре Парижа.

Хочу особо подчеркнуть, что мы сюда приехали не деньги зарабатывать, а показывать публике, что сегодня собой представляет русский театр, показать им русскую классику, которая ничуть не устарела и звучит в нашем театре чрезвычайно актуально. Мы не прилетели сюда на волне скандала или на непонятной теме, высосанной из пальца. Мы привезли сюда лучшее, что у нас есть в репертуаре.

Для нас этот опыт исключительно важен, потому что мы занимаемся всем сами – и продажей билетов через театр «Мариньи», и оплаченной нами рекламной кампанией, в ходе которой в Париже все лето можно было видеть наши афиши в метро, на уличных тумбах, а в прессе, в социальных сетях – читать материалы о наших спектаклях.

Нам здесь, конечно, не просто. Театр находится рядом с президентским дворцом, тут действует много ограничений, нашим фурам с декорациями здесь стоять нельзя, и они находятся за городом на специальной парковке. Пригнать их сюда нужно в определенные часы и за считанные часы перегрузить декорации, смонтировать их…

Нам пришлось актеров разместить в трех разных отелях, потому что невозможно было всю приехавшую труппу – а это 80 человек – поселить в одном месте, да еще на Елисейских полях. На это не хватило бы никаких средств. Поэтому мы продумали логистику, все организовали, всех поселили в одноместных номерах.

Выдали билеты на метро, и все ездим к театру без проблем, тратя на дорогу не более 15 минут. А наши народные артисты живут рядом и приходят пешком. Коллектив театра все это понимает, и у нас не возникает обид и проблем. Все предельно собраны, все осознают значение этой поездки. Мало того, мы не забываем и о морально-психологической обстановке в коллективе, поэтому привозим в Париж второй состав спектаклей. Вначале играют одни, затем им на смену прилетают другие. Это вызывает дополнительные расходы на билеты, но нам важно, чтобы в театре и среди актеров, и среди технического персонала не было обиженных людей. Ведь мы все делаем общее дело.

Бюджет этого проекта порядка 29 миллионов рублей, из них 8 миллионов 800 тысяч выделил Минкульт на оплату проезда. Все остальное – средства театра. Мне очень обидно, что чиновники, к которым мы обращались, не нашли возможным нас поддержать.
Здесь же мы благодарны российскому посольству, которое очень внимательно отнеслось к нашим гастролям, организовало для актеров две экскурсии, провело торжественный прием в честь театра, а посол Алексей Мешков нашел время побывать на спектаклях. Так, к сожалению, бывает не всегда и не везде.

Теперь мы всем доказали, что театр конкурентоспособен, что в состоянии самостоятельно решать такие масштабные задачи и позиционировать в мире современную российскую культуру.

Конечно же, делать это без какой-либо финансовой поддержки меценатов, того же государства – очень тяжело. Но мы справились, потому что много работаем, ездим на зарубежные гастроли, хорошо зарабатываем, а теперь и вкладываем в этот французский проект, продвигая российский театр. С точки зрения экономики абсурдность проекта очевидна, потому что театр «Мариньи» получает от мэрии субсидию и не имеет права продавать билеты дороже 45 евро. С такой ценой вернуть потраченные 29 миллионов совершенно нереально при любых аншлагах. Но я думаю, что миссия театра заключается в том, чтобы подобных проектов, объединяющих людей, открывающих зарубежной публике русскую культуру и современный российский театр, было как можно больше. И мы на это заработанных средств не жалеем, потому что для нас это очень важно.

Жан-Люк ШОПЛЕН, директор театра «Мариньи»:
– Мы много работали с Театром Вахтангова, готовя эти гастроли, и я немного волновался по поводу того, как публика примет «Евгения Онегина», который не очень известен во Франции. Зритель у нас со вкусом, он знает и любит театр, поэтому его оценка для нас важна. Теперь те, кто посмотрел «Евгения Онегина», говорят, что это лучший спектакль в их жизни.
Для меня, как для директора, главный показатель интереса публики – это количество проданных билетов. И должен признать, что я поражен – у нас все билеты на все спектакли Театра Вахтангова проданы. Публика проявляет какое-то фантастическое внимание к русскому театру и к спектаклям Римаса Туминаса. Ажиотаж невероятный.

Мне приходилось работать с российскими мастерами – с Валерием Гергиевым и Мариинским театром, с Рудольфом Нуриевым… Я люблю русское искусство и очень ценю его. Теперь мы познакомились с Римасом, человеком очень тонким, приятным, поэтичным и философским режиссером. У него универсальный художественный язык, который, к счастью, не показывает карикатурно русскую культуру. Он сломал все барьеры, чтобы, наоборот, открыть публике всю глубину, все богатство и очарование русской поэзии, литературы, театрального искусства. И сделал это гениально.

Я испытываю настоящее счастье от того, что нам удалось организовать этот проект и доставить столько радости театральной публике Франции. Надеюсь, что наше сотрудничество с Театром Вахтангова будет продолжено, и мы вместе еще порадуем зрителей.

Анжелика ХОЛИНА, хореограф:
– Спектакль «Евгений Онегин» попал в нужную эпоху и эстетику, потому что в Париже очень много интеллигентных и образованных людей. Нынешнее поколение не читает, не слушает, не смотрит, им не важна жизнь духа. И поэтому особенно приятно, когда люди с открытой душой приходят на наш спектакль. Они понимают и чувствуют, что такие спектакли, как «Евгений Онегин» и «Дядя Ваня» – это о человеке, о его душе, о его боли и радости. В театре не нужна форма, не надо ее там изобретать. В театре надо разговаривать о человеке.

Я знаю принципы постановки Туминаса. Он художник, и он ставит и видит картины. У него не бывает мелочей. Как ты стоишь на сцене, как смотришь, как поворачиваешь голову – все имеет значение. В его театре важны все нюансы, и хорошо, что актеры это понимают. А он не устает им говорить, что мы в каждом своем движении не должны забывать судьбу человека.

Культуры России и Франции очень близки, переплетены. Это и у Пушкина повсюду проходит, и у Толстого целые главы в «Войне и мире» написаны на французском… Поэтому к нам здесь такой интерес, и он особенно приятен во времена, когда людей пытаются разъединять и ссорить. Нас же принимают очень хорошо, мы купаемся в овациях. Мы говорим с душой француза, она нам откликается, и это самое большое достижение. Значит, миссия театра выполнена.

Виктор ДОБРОНРАВОВ:
– С предыдущей поездки прошло четыре года, и наш спектакль вырос, обрел новые смыслы. Мы ведь тоже меняемся, и это не может не отражаться на нашей игре. Поэтому в Париж мы приехали с немного другой работой, и, конечно же, волнуемся – как она будет принята зрителем. Да и зритель за это время изменился, уж слишком стремительно время, в котором мы все живем. Римас это очень тонко чувствует, и каждый спектакль он настраивает по-особому. Он тщательно репетирует, для него не бывает второстепенных деталей. Он очень внимателен к каждому из нас и к зрителю в зале. И не важно, какую роль ты играешь в спектакле Туминаса, не важно даже – с текстом она или без, главное, что у тебя эта роль есть. И ты имеешь возможность говорить со зрителем универсальным высокохудожественным языком Туминаса, и в любой точке мира этот язык понятен и находит отклик. Как нашел он самый эмоциональный и восторженный отклик в Париже у очень взыскательной публики. Значит, волнения наши были не напрасны и приехали мы сюда не зря.

Алексей ГУСЬКОВ:
– Это совершенно беспрецедентная история, когда российский театр без серьезной государственной или коммерческой поддержки приезжает в Европу на такие масштабные гастроли. И приезжает не на скандале, не на именах мировых звезд, которыми обычно завлекают публику. Нет, театр везет настоящую русскую классику и играет ее без эпатажа. И публика это достойно оценивает. Мои французские коллеги, с которыми я здесь много работал, совершенно откровенно сказали мне, что более совершенного спектакля они просто не видели. Это заслуга всего административно-постановочного состава, но прежде всего, конечно же, – это Римас Владимирович. Его масштаб и его художественный вкус самым магическим образом воздействует на зрителя. Поэтому работать в таком проекте настоящий подарок.

Да еще на гастролях, где ты свободен от московских забот и проблем, и можешь в новых условиях, на новой сцене подкорректировать с помощью художественного руководителя рисунок роли под ту систему координат, под то ощущение, дыхание, магию, которой и придерживается Туминас. Он очень уникальный художник. Мне исключительно интересно с ним работать, и я хочу как можно дольше существовать в той системе координат, которую он нам предлагает. Парижские гастроли еще раз наглядно показывают масштаб его личности. Французы так восторженно нас принимают просто потому, что у них нет спектаклей подобного уровня. У них великолепные костюмы, высочайшее искусство слова, прекрасный ритм, но наш театр более художественный, он теплее, эмоциональнее. А у Римаса Владимировича он еще и визуальный, он пробуждает зрительскую фантазию, он увлекает зрителя за собой, превращает его в соучастника процесса. И зритель не может оставаться безучастным. Особенно такой эмоциональный зритель, как во Франции.

Раду МИХАЙЛЯНУ, французский режиссер, писатель (фильмы «Преступление», «Поезд жизни» «Концерт» и др.):
– «Евгений Онегин», который мне посчастливилось здесь увидеть, – это выдающееся произведение, поставленное гением. Абсолютным гением. Я уже лет десять не видел такой потрясающей постановки, такой эмоциональной и трагикомической. Вспоминая о вечной загадке русской души, я нахожу эту душу в бесконечной глубине трагикомической жизни. И актеры совершенно потрясающе это передают – и мой замечательный друг Алексей Гуськов, и все его коллеги. Они просто суперпрофессиональные, их игра не может не потрясать.

В постановке столько идей! Так гармонично соединить музыку, танцы, драму, иронию, фантастический свет… Создать картину, от которой невозможно оторвать глаз, и наслаждаться ею на всем протяжении спектакля – это гениальная работа!

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
администратор




Сообщение: 25170
Зарегистрирован: 12.09.10
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.10.19 11:26. Заголовок: https://www.facebook..


https://www.facebook.com/profile.php?id=100004878762403
https://iz.ru
14 октября 2019, 00:01
«Отдаляемся от человека — и это грустно»
Худрук Театра имени Вахтангова Римас Туминас — о тайне Някрошюса, крикунах Парижа и желании убежать от себя
Даниил Поляков

Режиссер Римас Туминас считает, что Эймунтас Някрошюс плел на сцене паутину жизни, грустит из-за того, что театр не может выполнить свою миссию, иронизирует над протестами в Париже и не перестает удивляться красоте классической литературы. Об этом худрук Театра Вахтангова рассказал «Известиям» после триумфальных гастролей труппы в столице Франции.

— На днях в Театре имени Маяковского покажут спектакль «Сукины дети». Это последняя постановка вашего коллеги и земляка Эймунтаса Някрошюса. Вам удалось ее посмотреть?
— К сожалению, нет, но планирую сходить.

— Вы часто повторяете, что режиссеру нельзя отрываться от земли. Кажется, в этом смысле Някрошюс был привязан к родной Литве гораздо сильнее многих.
— Да, в этом смысле он был прямо привязан к земле, вытягивал из нее нити жизни и плел из них в своих спектаклях невероятные красоты, словно паук утром ранним в лесу. Это был его выбор. Плести паутину из нашей жизни только он один умел. Иной раз думаешь: ну куда я рвусь? Вот оно наше с Эймунтасом детство, юношество, наша земля...
Он заставляет меня вернуться назад, вновь углубиться в себя, всматриваться в корни. Он был человек тайны, обманывал нас. А потом обманул окончательно и ушел. Прошлым летом мы договорились жить и жить. Смеялись над нашими недугами. И вдруг вот так, не спросив меня… Сейчас я немного беспокоюсь, потому что какие-то спектакли вновь собирают под эгидой Някрошюса. Меня чуть-чуть тревожит эксплуатация его имени. Лучше дорожить памятью.

— Недавно в Париже с триумфом завершились гастроли Театра имени Вахтангова. 12 показов «Евгения Онегина» и «Дяди Вани» прошли при аншлагах. Вы получили восторженные отзывы критиков и зрителей. У другого режиссера голова бы пошла кругом от успеха, а в ваших интервью сквозит легкая грусть. Почему?
— Да уж. Как-то уже не кружится голова, окаменела. Может быть, это от возраста. Всегда после спектакля, особенно если ценишь его и дорожишь им, есть ощущение, что ты с ним прощаешься. Такая маленькая боль. Вроде бы в «Дяде Ване» и в «Онегине» нам что-то удалось: вложить нерв, показать, что спектакли живы. За них не надо бороться. Но в то же время есть еще другие миры, до которых предстоит дотянуться. А может, и никогда это не удастся, ты так и не добьешься идеального звучания. Из-за этого немножко грустновато.

— Вы приехали в Париж в непростое для этого города время.
— Да, в столице проходили забастовки, всё было перегорожено, кругом полиция, метро не работало. Прямо в каком-то революционном Париже оказались, он всё еще не утихает, всё еще дышит революцией. Местные жители привыкли к этому, относятся спокойно. Мы же немножко возмущались.
Отсюда тоже грусть, что мир не меняется. Мы надеемся на перемены, но всё остается по-прежнему. Я всё чаще разочаровываюсь из-за того, что театр теряет свою миссию — он ничего не меняет вокруг нас. Рушатся мечты юности, когда мы думали, что театр сможет украсить нашу жизнь. Думали, что жить с хорошим театром будет интереснее, веселее, все мы станем влюбленными, будем беречь друг друга, уважать…
Но бедный театр стал таким разорванным, мечется в поисках чего-то неизвестного, осваивает инсталляции, какие-то технологические приемы. Отдаляемся от человека — и это грустно. Театр Вахтангова еще как-то держится — мы вскидываем голову, пытаемся улыбаться, но тяжело уже всё это делать.
А так, в Париже были самые невероятные встречи и ощущения от общения с французской публикой, среди нее были не только парижане, но и представители русской эмиграции. В Париже осело 200 тыс. наших соотечественников. Уже выросли их дети, внуки, никогда не бывавшие в России. Они приходили на наши спектакли. Одни еще знают русский язык, другие уже не разговаривают. Мне были очень приятны их оценки. Они как будто в России побывали, особенно после «Евгения Онегина». Всё понимали, считывали и ощущали себя сопричастными к России, к родине своих отцов. Это их до бесконечности трогало. Они получили тот театр, который, возможно, искали. И мы, вахтанговцы, надеюсь, оправдали их ожидания.

— Парижане знакомы с нашей классикой?
— Ну, может быть, Чехов, Толстой, Достоевский им знакомы. Пушкина тоже знают, но меньше. У меня была миссия: познакомить парижского зрителя с Александром Сергеевичем. А вообще чувствовалось, что в них эти тексты откликаются. Видимо, до спектаклей читали, знакомились. Но больше всего, конечно, удивили зрители в Китае: они даже на спектакли приходили с томиками Пушкина.

— Читал, что в Париже вы попали в протестную волну и даже пострадали от распыленного газа?
— Да, было дело. Промыл глаза, после этого стал спектакли лучше видеть.

— Как вы всё это восприняли?
— Ну… Не воспринял я эти протесты. Один раз были «желтые жилеты», другой «зеленые». Ну это такое... Крикуны, крикуны, понимаете. Ничто их не объединяет, кроме одного — суббота, выходной. Если не на стадион пойти, то сюда, в центр Парижа. Поскольку наша гостиница была рядом с Елисейскими Полями, то я издалека понаблюдал, что происходит. Иногда гулял.
Как-то перешел от гостиницы на другую сторону к Эйфелевой башне, а там как раз митингующих прогоняли, выкуривали слезоточивым газом. Я попал в облако дыма, не мог ничем прикрыться — думал, задержу дыхание и пройду. Не получилось. Полицейские еще нас не пропускали. Я им показал гостиничную карточку, меня накрыли одеялом, провели туда, где воздух чистый. Ну, слезы текли от газа. А в целом даже понравилось. Тоже вроде как поучаствовал. Точнее, пришлось пострадать за какое-то дело. Вокруг кричали: «Позор полиции!», но я не мог выкрикнуть — плакал (смеется).


Римас Туминас — советский литовский и российский театральный режиссер. Художественный руководитель Государственного академического театра им. Е.Вахтангова
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Михаил Терещенко

Вся наша гастрольная жизнь была такая, все эти недели мы жили в каком-то ожидании. Что произойдет, что будет дальше. А в других районах — красиво, спокойно. И люди какие-то облагороженные. Мне нравилось там бродить.

— Вернемся в Москву. На открывшем сезон сборе труппы вы говорили артистам, что очень важно сохранить себя на целых шести сценических площадках Театра имени Вахтангова. У вас нет ощущения, что благодаря трудоголизму вашего директора Кирилла Крока, его умению строить и договариваться у вас не остается времени остановиться, оглядеться, подумать, заняться творчеством?
— Да, да. Мы как-то совпали с Кириллом Игоревичем: моя крестьянская жадность и его способность организовать. Мне всё было мало: и такой зал хотелось, и другой, но сейчас стало тяжело. Опасно становится, когда невозможно сосредоточиться на одной сцене. В какой-то период я больше симоновскими сценами (Театр имени Рубена Симонова, перешедший в ведение Театра имени Вахтангова. — «Известия») занимался, смотрю — уже на других площадках провалы образуются. Надо туда бежать, корректировать, собирать спектакли.
Очень трудно репертуар составлять. Развести актеров по спектаклям — целая математика. Иногда какие-то спектакли, которые я ценю, можем только один раз в месяц сыграть. Это плохо. И актерам тяжело, потому что всё идет немножко галопом. Такой график требует очень много внимания и сил. Но так периодически бывает в театре.
Он иногда замолкает, отдыхает несколько лет, а затем снова взлетает ввысь. Думаю, лет через 10 молодые вахтанговцы будут вспоминать это время как золотое. Работы много. Гастроли во Франции, Китае, Америке. Скажут еще: «Вот это была жизнь!» А пока пострадаю за них я.

— Сегодня Театр имени Вахтангова — один из лучших в стране. Давит ли на вас как на человека и режиссера то обстоятельство, что всё время нужно быть первым, соответствовать?
— Понимаю, о чем вы. Да, хочу поменять и художника, и композитора. (Адомас Яцовскис и Фаустас Латенас — постоянные соавторы Римаса Туминаса. — «Известия»). Они на меня давят, я жалуюсь, но никак не могу от них избавиться. Хочу поменяться, быть другим, может быть, пожестче. Сделать спектакль, чтобы он кусался, был современным. А то уже совсем стал классиком.
Конечно, думаю об этом, но потом опять обращаюсь к своим композитору и художнику. Ищу у них защиты. Они чувствуют сегодняшний день. Ведь современный театр — это способ мышления. Точка, где встречаются прошлое и настоящее. Кто это умеет и смело делает, тот и будет современным. И не важно, что играть: классику или современных авторов.
Вот и берешь снова Чехова, а в его текстах всё так хорошо, такая красота и мудрость! Миссия писателя, драматурга — гармонизировать мир, помогать влюбляться в жизнь. Вот я и снова успокаиваюсь классическими текстами и опять делаю то, что умею, что чувствую. Но иногда ой как хочется обмануть себя. И вас, в том числе. Весь мир обмануть.

— От нас-то еще убежишь, а вот от себя…
— Да. Не получается.

Справка «Известий»
Римас Туминас окончил Литовскую консерваторию, затем режиссерский факультет ГИТИСа. С 1979 по 1999 год возглавлял Национальный драматический театр Литвы, в 1990-м основал Малый драматический театр Вильнюса. С 2007-го — худрук Театра имени Вахтангова. Его спектакли «Евгений Онегин», «Дядя Ваня», «Маскарад», «Царь Эдип» объездили с гастролями Европу, Америку, Китай. Многократный лауреат театральных премий «Золотая маска», «Хрустальная Турандот», «Звезда театрала» и других.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 86
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Сайт о творчестве Григория Антипенко